* - поля обязательные для заполнения.

* - поля обязательные для заполнения.

+38 (098) 554-03-03
+38 (093) 554-03-03
Киев, ул. Вышгородская, 31

На честном слове и на одном крыле: послевкусие президентской пресс-конференции. Два взгляда: из кухни и из ангара

На честном слове и на одном крыле: послевкусие президентской пресс-конференции. Два взгляда: из кухни и из ангара

Впечатлениями от пресс-конференции Президента делятся двое авторов Цензор.НЕТ — Татьяна Николаенко, смотревшая ее трансляцию по телевизору, и Евгений Кузьменко, который побывал в ангаре ГП «Антонов» и подобрался к Зеленскому совсем близко, но не получил возможности задать ему важный вопрос о «вагнеровцах».

Татьяна Николаенко

Президент Владимир Зеленский — мастер формы. Во всяком случае, он так себя представляет. Поэтому большинство его действий происходит вокруг того, как подать, а не что подать. Это касается как санкций СНБО, так и пресс-конференций президента. Но иногда президент вообще забывает, что у происходящего должен быть еще какой-то смысл. Кроме отбывания номера.

Журналисту, который не попал на президентскую пресс-конференцию, можно сказать, сегодня повезло. Ведь его не вырвали на три часа из жизни, как всех тех корреспондентов, которые в ангар приехали, а вопрос задать не смогли. А тут и тарелки помыты, и статья дописана, и президент послушан.

Два года назад Зеленский отрепетированной походкой шел по Мариинскому парку за своей президентской булавой. Он говорил, что каждый из нас президент, а он будет не таким президентом, как предшественники. Походка осталась. Все остальное очень изменилось.

На честном слове и на одном крыле: послевкусие президентской пресс-конференции. Два взгляда: из кухни и из ангара 01

20 мая 2019 года

За два года мы увидели, что есть некие вещи, которые передаются президентам, как вирусная инфекция. А сам Зеленский очень быстро перестал быть парнем с велосипедом.

Пресс-конференцию президента по случаю второй годовщины его инаугурации собрали на ГП имени Антонова. В ангаре поставили «Мрію», под которой сидел президент, справа разместили недостроеную вторую «Мрію», как символ незавершенности изменений в стране, а слева — новый фюзеляж самолета, который у Антонова заказали для армии. Символика антуража была достаточно ясной: Украина как самолет, который должен взлететь.

Но вот только почему-то чем дольше шла пресс-конференция, тем больше вспоминалась фраза из старой советской перепевки американской песни, что машина летит «на честном слове и на одном крыле».

Во-первых, сам Владимир Зеленский оптически затерялся в самолетах. Во-вторых, идея с ними была не так уж свежа. У Петра Порошенко тоже была политическая реклама с взмывающим ввысь самолетом. Да и образ крепкого хозяйственника примерял каждый президент страны. Поэтому Зеленский, который начинал с покатушек с журналистами на пленэре и посиделок на мешках, в этом всем выглядел блекло и заурядно.

На честном слове и на одном крыле: послевкусие президентской пресс-конференции. Два взгляда: из кухни и из ангара 02

Второй год президентства Зеленского запомнился тем, что, как только возникала кризисная ситуация, президент прятался в себя и в теплую ванну. Он явно скучает по концертам и атмосфере праздника. И то, что вступительное слово он посвятил не итогам второго года работы, а плану концерта по случаю 30-го Дня Независимости Украины, было лишним тому доказательством.

Президент очень долго и обстоятельно рассказывал, где, когда и в каком формате пройдут концерты по случаю Дня Независимости (разве что до образов Верки Сердючки и Насти Каменских не дошло), но уже через 5 минут не смог однозначно ответить на вопрос о том, кто попадет в список олигархов. Дать, по сути, определение этого слова — потому что супруги Гереги по своему статусу все же существенно отличаются от Рината Ахметова, а у потенциального олигарха Левочкина даже мерседес три года назад был куплен якобы на деньги мамы.

Каким образом будет достигнута цель «влияния на масс-медиа не будет, влияния на политику не будет, влияния на чиновников не может быть», президент не объяснил, а отослал к законопроекту, который презентуют через неделю. И уж тем более открытым остается вопрос, почему президентская команда Зеленского два года с олигархами не боролась, а теперь вдруг начнет.

На этом фоне самым четким был ответ на вопрос редактора «РБК-Украина»: «Можем ли мы при президенте Зеленском увидеть при власти таких людей, как Арсений Яценюк, Владимир Гройсман, Юлия Тимошенко?» Президент ответил «нет». «Таких людей с таким опытом вы не увидите», — сказал он.

Учитывая количество слухов о тайных планах этих политиков вернуться во власть с помощью тех же олигархов, можно только представить их лица в этом момент.

Второй по четкости ответ, явно заготовленный, был на вопрос Михаила Ткача о праздновании дня рождения в карантин на квартире у друга Игоря Коломойского Миндича. Оказывается, журналисты все не так поняли: Зеленский не живет в квартире Миндича, а имеет в доме на Грушевского свою собственную. А в квартиру Миндича его позвали друзья-«кварталовцы», потому что там ему устроили сюрприз и собственный концерт. Поверили? Как, нет?

Еще один четкий месседж от президента улетел в сторону мэра Киева Виталия Кличко, к окружению которого вторую неделю ходят правоохранители с обысками. И даже под его квартирой постояли.

Зеленский очень ясно проартикулировал претензию Кличко, что ему надоело воровство в мэрии. Воровство из бюджета или из «общака», президент, к сожалению, не уточнил.

«Вы знаете, что раньше в моем окружении были люди, которые хотели его уволить. Я сказал, что, пожалуйста, работай. Эти времена прошли, не надо воровать деньги из бюджета Украины», — объяснил президент ситуацию с мэром.

То есть вор — только Кличко. А вот то, что журналисты написали и сделали десятки сюжетов о том, как мэр, по меньшей мере, до прошлой недели плотно дружил и согласовывал бизнес-хотелки с главой президентского офиса Ермаком, — это президент упустил.

Зеленский нас уверяет, что Ермак взяток не берет. (И «вагнеровцев» не знает, наверное).

На вопрос Дмитрия Гордона, не стыдно ли ему за таких, как Милованов и Тищенко, президент ответил весьма обтекаемо.

«За некоторые шаги некоторых людей, которые рядом со мной, действительно стыдно. Считаю, что если это небольшие их промахи, то надо простить и исправлять ситуацию. Нужно давать людям второй шанс, если они не воры. Если они пришли со мной, то это моя ответственность», — ответил Зеленский. Интересно, небольшой промах — это работа «Велюра» в локдаун или наскоки на комиссию в 87 округе?

То есть президент делает вид, что он не в курсе, кто посредник между его офисом и Кличко, он не видит видео, обнародованных Гео Леросом, он не желает объяснять, что это за связка Подоляк-Комарницкий-Ермак-Кличко и какое она имеет отношение к городским схемам, и точно ли окружение президента, как и глава Офиса президента, «взяток не берет».

На честном слове и на одном крыле: послевкусие президентской пресс-конференции. Два взгляда: из кухни и из ангара 03

Самый беспомощный ответ президента этой пресс-конференции — ответ на вопрос о деле Шеремета. Из него следует, что на сегодня президент не уверен, что задержанные за это преступление действительно виновны и даже общается с Яной Дугарь. Президент в доказательство показал журналистам последние сообщения.

Как и раньше, он, будто мантру, повторяет: «Если осудили незаконно — я буду говорить с министром (Арсеном Аваковым. — Ред.), может ли он остаться в таком случае». С каждым годом ответ звучит все мягче.

Вопросы о Путине и войне – абсолютная размытость и туманность.

Вопрос о Порошенко и его криминальных делах уже с долей безысходности — «я уже и так стал его приговором». При этом президент рассказывает, что все политики пытаются с ним договорится. Включая Порошенко.

Ответ о втором президентском сроке похож на ответы всех предшественников — еще не определился.

По факту, ярких месседжей — ноль. Поэтому вся пресс-конференция может быть переплюнута скандалом вокруг того, вышиванку или русскую косоворотку все же примерил сегодня президент.

Евгений Кузьменко

Позвольте представиться: я — тот самый бедняга, которого редакция командировала на сегодняшнюю «прессуху» Владимира Зеленского.

Почему бедняга? — спросите вы. Разве освещение «пресс-конференции» одного из «выдающихся лидеров современности» — не карьерный пик для среднестатистического украинского журналиста?

Ммммм… может быть. Но сегодня я — все же бедняга. Во-первых, потому, что до начала «прессухи» полчаса бегал, высунув язык, по периметру обширной, огороженной колючей проволокой, территории ГП «Антонов». А все потому, что затейники из Офиса Президента, задумав впечатлить прессу задумчиво-концептуальной монументальностью Зе-замыслов, не подумали об элементарной вещи — внятно «точечном» месторасположении акции…

Бедняга я ещё и потому, что в ангаре «Антонова», где проходила пресс-конференция, было холодно. Пришлось кутаться в… а не во что было кутаться!

На честном слове и на одном крыле: послевкусие президентской пресс-конференции. Два взгляда: из кухни и из ангара 04

Ну, и главное: задать вопрос от Цензор.НЕТ мне так и не дали! Как и год назад, на лужайке возле Офиса Президента. Тогда балом правила пресс-секретарь Юлия Мендель, сегодня — глава Директората по вопросам информационной политики ОП Ирина Победоносцева. От перестановки слагаемых, однако, сумма не изменилась. Напрасно я вместе с коллегами тянул вверх руку с листом бумаги, на котором было написано (в моем случае) «Цензор.НЕТ». В трехчасовом поединке с госпожой Победоносцевой поражение потерпели мы с «Цензором».

(Здесь я, пожалуй, сохраню интригу и пообещаю огласить незаданный вопрос от «Цензора» в концовке этой своей реплики. Так что вы уж дочитай.ТЕ. Пожалуйста)).

Вы спрашиваете, как мне Президент и его ответы? Отвечаю: Владимир Александрович постарел, погрустнел и весь как-то ужался. Почти не стало кавээновского блеска в глазах, некогда молниеносная реакция погрузнела. Зато появилась давно знакомая мне (по другим президентам) сноровка нанизывать друг на друга пустопорожние эпитеты: «сильна, заможня, європейська, переможна (нужное вставить) Україна!»

Где нужно жёстче, Президент льет воду (вопрос Миши Ткача о тайных, но обширных контактах ближнего круга Зеленского с проклятыми олигархами; реакция на вопрос Дмитрия Гордона о «стыдных людях» из президентского окружения). А вот где стоило бы сдержаться, — прорывается гнев. То пристрастный монолог про Петра Алексеевича толкнет («Верю! Верю!» — закричал бы Станиславский), то с радостными околохамскими интонациями посоветует тому же Ткачу почитать профильный законопроект («і в морду, в морду його ткни тим законопроектом!» — добавил бы Виктор Андреевич Ющенко, если бы еще хотел что-либо советовать).

Хорошо еще, что есть домашние заготовки (подарок Арсена Борисовича в виде двух задержанных к «прессухе» воров в законе, в меру сенсационная переписка с Яной Дугарь; подробный, аж до каждой звонкой согласной, рассказ о подозрительном, с точки зрения журналистов, дне рождения). Но и здесь все как-то банально — и очень похоже на пресс-конференции ненавистного Порошенко.

На честном слове и на одном крыле: послевкусие президентской пресс-конференции. Два взгляда: из кухни и из ангара 05

В перечне олигархов мы плаваем; на Арсена Борисовича дунуть боимся (ну, а чего? страаашно); везде, где Путин, видны пометки карандаша внутреннего цензора (не путать с «Цензор. НЕТ»). И вот ещё что интересно: пассаж про то, как Россия давит на Штаты, и те могут прогнуться — это чтобы что? Откуда ветер дует? Представляю себе глаза МИДовского народа, зарубежных дипломатов, а более всего — господ Байдена и Блинкена…

«Грустно, девицы, — говаривал в таких случаях Остап Бендер.

«Что-то больно злые вы, Евгений, — с укоризной заметит иной читатель, — «Неужели ничего позитивного с этой пресс-конференции вы для себя не вынесли?»

А вот представьте себе, вынес. Понравилось то, с каким неподдельным чувством Президент говорил о погибшем Шеремете. Как грустнели его глаза, как менялись модуляции голоса, застывал взгляд. Нет, что ни говори, а актер из него — гораздо лучше, чем из проклятого Петра Алексеевича…

Итоги подведём (с): Владимир Зеленский вошел в транзитную фазу своего президентского срока. Он ещё не стал кинахом с примочками от «Вечернего квартала», но уже не может без «сильної, квітучої, заможної (нужное вставить) України» . Ему ещё хочется, чтобы его обожал ̶зр̶и̶т̶е̶л̶ь̶ избиратель — но бойкое «стадион — так стадион» — уже не возбуждает. Тезис «Ермак — так Ермак» — ближе к телу. Как и «Велике Будівництво».

Что ж, если по горячим следам, — пожалуй, все. Ах да, не заданный вопрос от «Цензора»: о чем он был? Ок, обещал — рапортую. И рассказываю даже не об одном вопросе, а о двух — основном и запасном.

Главным из них был вот такой.

«Пане Президенте, чому за 8 місяців нема жодних результатів розслідування провалу спецоперації по захопленню терористів-вагнерівців?

Чому нема відповіді від правоохоронців — чи брехали високопосадовці коли казали, що спецоперації не було, чи казали правду?

І коли правоохоронні органи дадуть висновки у справі про витік інформації про спецоперацію, свідком у якій виступає редактор Цензор.НЕТ Юрій Бутусов?

Дякую за відповідь».

На случай, если бы о провале спецоперации с «вагнеровцами» уже спросили коллеги из других СМИ, у меня был приготовлен и другой вопрос.

«Пане Президенте, я зараз процитую вам кілька питань, які ви два роки тому з папірця зачитали чинному тоді Президентові Порошенку під час дебатів на стадіоні «Олімпійський».

Бачите, я теж читаю з папірця — бо хочу синхронізувати ті дебати й нашу сьогоднішню прес-конференцію. Отже:

«Чи могли ми з вами тоді уявити, що ваше «я закінчу війну за 2 тижні» стане наше Іловайськ і Дебальцеве?»

«Чому підпалювачів магазину Roshen знайшли за чотири години, а підпалювачів військових складів і підривників машини Шеремета не можуть знайти кілька років?»

«Чому ніхто не сидить за Іловайськ і Дебальцеве?»

«Чому через 5 років ми не знаємо імена вбивць на Майдані?»

«Чому не покарані прибічники Януковича?»

«Чи пам’ятаєте ви таке слово, як люстрація?» (Принагідно прошу передати привіт заступнику голови вашого, пане Президенте, офісу, прибічнику Януковича пану Татарову)

І останнє питання (воно, як на мене, якось дуже лячно співвідноситься з минулим пандемійним роком, ба більше — з цьогорічною катастрофою щодо вакцинування).

«Скажіть мені, будь ласка, якщо ліків якісних немає, раз доступних цін для ліків немає, якщо нормальних умов в лікарнях немає, якщо нормальних зарплат у лікарів немає, яка це нафіг реформа?»

Пане Президенте, я перелічив питання, які тепер можна переадресувати і вам, адже за ці 2 роки відповідей вже від вас ми не почули. То скажіть, будь ласка: якщо повернути Президента Зеленського на ті президентські дебати, чи поставили б ви ці питання знову?

Дякую за відповідь». Источник: https://censor.net/ru/r3266612

Поделиться:

Заказать услугу

Центр информационных расследований УкрИнформХолдинг поможет вам в решении вопросов вашей безопасности и безопасности вашего имущества, поможет восстановить справедливость и защитить ваши интересы.

Заказать