* - поля обязательные для заполнения.

* - поля обязательные для заполнения.

+38 (098) 554-03-03
+38 (093) 554-03-03
Киев, ул. Вышгородская, 31

Как “орлы Матиоса” и “орлы Грицака” занимались вымогательством под прикрытием “борьбы с финансированием терроризма”

Как “орлы Матиоса” и “орлы Грицака” занимались вымогательством под прикрытием “борьбы с финансированием терроризма”

С началом войны следственными органами в Украине ежегодно нарушаются десятки дел по подозрению в финансировании терроризма — по статье 258-5 Уголовного кодекса.

Эта статья в украинском законодательстве появилась в 2010 году на выполнение Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма, ратифицированной Украиной в 2002 году.

Всего с начале 2014 года следственные органы возбудили 486 уголовных производств по финансированию терроризма. Из них передали в суд только 36.

Абсолютное большинство таких дел, даже очень резонансных, застревает на этапе досудебного следствия. А в тех делах, которые попадают в суд, по мнению юристов, нет надлежащего обоснования обвинения как этого требует Конвенция.

Надежда Волкова, координатор Украинской правовой консультативной группы

 «Согласно Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма для определения факта финансирования терроризма, безусловно, должны присутствовать террористическая организация и террористический акт. Однако самое важное в определении преступления — это намерение или знание о том, что предоставленная лицом материальная помощь будет направлена ​​на конкретный теракт.

 В приложении к Конвенции перечислены конкретные виды терактов, подпадающих под его действие. А в комментариях к ней эксперты предупреждают, что нельзя преступления общего характера квалифицировать по Конвенции о борьбе с финансированием терроризма.

 Судя по всему, ни украинские следователи, ни украинские судьи, ни украинский законодатель ничего об этом не слышали. У нас на национальном уровне происходит катастрофа с расследованиями по финансированию терроризма.

 Никоим образом не обоснованы обвинения, не определено понятие террористического акта, не определено понятие «террористической организации» … И украинские суды не дают всем этим так называемым расследованием надлежащую оценку, а наоборот, способствуют и распространяют некорректны, но удобные для стороны обвинения интерпретации. Но это бомба замедленного действия.

 В конце концов, люди, осужденные украинскими судами за финансирование терроризма, с легкостью смогут подавать жалобы, например в Европейский суд по правам человека по ст. 6 — право на справедливый суд, в другие международные инстанции — добиваться признания Украины нарушителем международного законодательства, она ратифицировала «.

«Катастрофу« с расследованиями ярко иллюстрирует статистика открытых и переданных в суд производств по ст. 258-5 на март 2019 года, предоставлена медийной инициативе за права человека Генеральной прокуратурой.

 

Чтобы понять, как выглядит расследования и судебные дела по обвинению в «финансировании терроризма» и что стоит за громкими заявлениями правоохранителей о разоблачении очередной подобной преступной схемы, мы исследовали ряд производств и предлагаем вашему вниманию цикл из трех историй об уголовных производства с сухим числом 258- 5.

***

Коридорам киевского завода «Квазар» раздается резкий грохот. Его создает слесарь, который распыляет болгаркой играть, что загораживают вход в помещение.

Сквозь ограду видно, что зал сверху донизу заставлен полками с компьютерным оборудованием. Десятки приборов, мигают разноцветными лампочками, соединенные между собой паутиной из проводов. Слесарь расправляется с замком, и внутрь заходит группа сотрудников СБУ и прокуратуры.

В помещении, к которому они проникли, расположена майнингова ферма, где добывает криптовалюта небольшая фирма под названием «Емкоре».

Силовики пришли сюда с обыском в связи с уголовным делом, открытым по статье «финансирование терроризма». В судебном решении говорится, что владельцы майнинговои фермы переводили часть своей прибыли на счета боевиков «ДНР».

Рисковый бизнес

Криптовалюта — это вид цифровых денег, основанный на технологии криптографии, то есть шифрования данных. От классической валюты ее отличает то, что она существует только в виртуальном пространстве и не имеет выражение в бумажных банкнотах или металлических монетах.

В отличие от обычных денег криптовалюта не выпускает центральный банк определенного государства. Она создается с помощью Майнинг — решение криптографических задач на компьютерном оборудовании (от mining — добывать). Чем мощнее техника, тем больше криптовалюта можно добыть.

Чтобы процесс Майнинг был максимально эффективным, Майнер соединяют большое количество видеокарт и других компьютерных комплектующих. Такое оборудование и называется майнингова ферма.

Самой популярной и дорогой криптовалюта является биткоин. Второе место сейчас занимает Ethereum (ефириум). Биткоины привлек к себе много внимания во второй половине 2017 года, когда его курс начал резко расти. Если в начале упомянутого года один биткоин на биржах стоил около 1000 долларов, в декабре его курс подскочил до рекордных 19,8 тысячи.

В этот период рынок криптовалюта активно развивался в том числе и в Украине. В марте 2018 обмен биткоина на гривну предлагали три бирже и по меньшей мере 38 сайтов-обменников. Появилось множество фирм, которые занимаются установкой и арендой мощностей для Майнинг.

Однако рынок криптовалюта в стране существует только де-факто, де юре — его нет. В отличие от многих западных государств в Украине нет ни одного нормативно-правового акта, который бы регулировал сферу отношений, возникающих вокруг цифровых денег. Получается, что криптовалюта не запрещены, но находятся в серой зоне.

Этой правовой неопределенностью не раз пользовались сотрудники силовых ведомств. В период с 2015 по 2017 годы против «криптовалютникив» неоднократно возбуждали уголовные производства за то, что они якобы нарушают порядок пользования деньгами на территории Украины, и за другие нарушения.

По оценке председателя адвокатского объединения «Юскутум» Артема Афяна, в общем подобных дел было около 20. Как правило производства нарушали по статьям «незаконные действия с банковскими карточками», «фиктивное предпринимательство» и «уклонение от налогов».

Однако в отдельных случаях Майнер инкриминировали не только экономические нарушения, но и преступления против национальной безопасности.

Облава на заводе ”Квазар”

В первый день февраля 2018 военный прокурор Украины Анатолий Матиос собрал пресс-конференцию и объявил, что его подчиненные остановили «незаконную схему добычи криптовалюта».

Он сообщил, что днем ​​ранее сотрудники прокуратуры и СБУ провели серию обысков в Черкасской и Киевской областях и на заводе «Квазар» в Киеве, где находились Майнинг фермы компании «Емкоре».

По словам Матиос, его подчиненные изъяли более 1000 блоков питания, около 1500 жестких дисков, более 500 материнских плат и другую аппаратуру. Как отметил прокурор, по результатам обысков было обнаружено, что некоторое оборудование ввезено в Украину без надлежащего растаможивания.

Матиос также добавил, что кроме этого в Черкассах Майнер незаконно врезались в электросеть и украли электроэнергии на 800 000 гривен.

Однако главное преступление, который, по версии военного прокурора, был осуществлен собственниками ферм, заключался в том, что они переводили деньги боевикам «ДНР». В качестве доказательства Матиос продемонстрировал копии трех платежек, которые якобы были найдены при обысках. Они представляли собой распечатанные на принтере чеки без печатей и подписей о переводе денег на электронные кошельки QIWI и Яндекс.

 

Анатолий Матиос на пресс-конференции
ФОТО MIND.UA

Плательщиком в них было указано ООО «Емкоре», которому принадлежали Майнинг фермы. А получателем был указан номер Яндекс-кошелька, на который собирала деньги «7-я Отдельная Чистяковская мотострелковой бригады» (подразделение армии «ДНР»). На одном из чеков указана цель платежа: «Для закупки военной техники, экипировки, снаряжения и боеприпасов».

Суммы переводов в документах, которые показал Матиос, были затерты.

Кроме прокуратуры в обысках участвовала и Служба безопасности Украины. На пресс-конференции начальник департамента СБУ по информационной безопасности Александр Климчук заявил, что список преступлений, совершенных Майнер, не исчерпывается тем, что перечислил Матиос.

«По нашим данным, которые тоже задокументированы, указанные криптовалюта были использованы незаконными вооруженными формированиями на территории» ДНР «и» ЛНР «для финансирования военных акций.

Кроме того указаны криптовалюта были использованы для финансирования информационных акций против нашего государства. В частности, за счет этих средств финансировалась сеть интернет-ресурсов и сайтов, на которых освещались ложные сведения относительно Украины «, — заявил представитель СБУ, не уточнив, о каких именно сайты идет.

ФОТО

ФОТО З САЙТУ SSU.GOV.UA

 

Климчук прибавил, что Майнер якобы тратили добытую криптовалюта также на зарплату администраторам соцсетей, «которые проводят специальные информационные акции против нашего государства».

По владельца изъятых ферм — основателя и директора ООО «Емкоре« Назара С. — было возбуждено дело по двум статьям Уголовного кодекса: «уклонение от налогов» (ст. 212) и «финансирование терроризма» (ст. 258-5). Сам подозреваемый не делал никаких публичных заявлений по этому поводу.

Короткая память прокуроров

История о Майнер, которые финансируют боевиков «ДНР», активно обсуждалась в СМИ и социальных сетях несколько дней, после чего внимание к ней угасла.

А уже через четыре месяца после обысков — 31 мая 2018 — Святошинский районный суд Киева вынес по этому делу приговор. Главная неожиданность — в приговоре нет ни слова о финансировании терроризма.

Владелец ООО «Емкоре» был признан виновным в совершении совсем других преступлений — в «нарушении порядка осуществления международных передач товаров» (ч. 1 ст. 333 УК) и «грубом нарушении законодательства о труде» (ч. 1 ст. 172).

О чем именно идет речь? Суд решил, что бизнесмен ввозил в Украину оборудования для Майнинг без надлежащего таможенного оформления и нанял на работу двух человек без заключения трудовых договоров.

В приговоре говорится, что владелец ООО «Емкоре» полностью признал вину и искренне раскаялся. В связи с этим суд не изучал доказательства, и рассмотрение дела занял всего один день. В итоге Майнера приговорили к штрафу 45 000 гривен.

Назар также обвинялся в неуплате налогов на сумму 903 799 гривен, но был освобожден от уголовной ответственности по этой статье, поскольку компенсировал всю сумму.

То есть владелец майнингових ферм был осужден вовсе не за те преступления, о которых публично заявляли после обысков военный прокурор и представители СБУ. А обвинения в финансировании терроризма ему вообще не объявлялось.

Почему — пока можно только догадываться. Владелец фирмы «Емкоре» в разговоре с «медийного инициативе за права человека» (МИПЛ) отказался от комментариев. Прокуратура и СБУ также не дали четких объяснений.

Пресс-служба ГПУ в ответе на информационный запрос МИПЛ сообщила, что эпизоды по экономическим преступлениям, в которых подозревался директор «Емкоре», были выделены в отдельное производство. По нему и был вынесен приговор. А расследование по поводу перевода денег боевикам «ДНР» продолжается.

«В ходе осуществления расследования прокурором в производстве направлены запросы на международную правовую домогу компетентным органам иностранных государств, выполнение которых в настоящее время продолжается», — это все, что рассказала пресс-служба ГПУ о расследовании.

Генпрокуратура не объяснила, почему после громких публичных заявлений о связи владельца «Емкоре» с сепаратистами, следователи решили не передавать материалы дела по этому эпизоду в суд. В своем письме к МИПЛ пресс-служба ГПУ обосновала отказ отвечать на этот вопрос тем, что это «информация с ограниченным доступом и не подлежит обнародованию».

И это не последний случай, когда силовики открывают против Майнер дело за перевод криптовалюта в «ДНР», изымает технику, а затем таким странным способом забывает о своих претензиях. Через полгода после обысков у фирмы «Емкоре» точно такой же инцидент произошел в городе Днепр.

Два етериума в кошельке Губарева

В августе 2018 сотрудники СБУ пришли с обыском в офис днепровской компании «Miner Tech», которая занимается производством оборудования для Майнинг. По результатам своего визита они изъяли всю технику, которая была в помещениях предприятия.

Спецслужба проводила эти следственные действия в рамках уголовного производства, открытого по ч. 1 ст. 258-3 УК — «содействие деятельности террористической организации». В материалах дела говорится, что владелец «Miner Tech» Павел Л. вместе с сообщниками создали «схему по предоставлению систематической материальной помощи представителям организации террористической направленности» Донецкая народная республика «.

Эта схема заключается в том, что предприниматель якобы систематически направляет биткоины на кошелек «Народной дружины Донбасса и Павла Губарева». В частности, 20 февраля 2018, по версии СБУ, он прислал боевикам криптовалюта на сумму 437,9 долларов.

В материалах дела говорится, что владелец «Miner Tech» сотрудничает с фирмой с онлайн-обмена криптовалюта «Стратум24». Ее офис тоже находится в Днепре. По версии СБУ, владелец «Стратум24» Игорь Н. также переводит деньги «Народной жене Донбасса и Павла Губарева». А именно он якобы направил в кошелек сепаратистов 2 Ethereum, что эквивалентно 300 долларам.

В офисе «Стратум24» тоже прошел обыск. Сотрудники СБУ пришли туда 23 октября -через три месяца после визита в «Miner Tech». Там они изъяли около 40 сим-карт, 6660 долларов, счетчик банкнот и детектор валют. Владелец онлайн-обменника не был задержан, как и другой фигурант дела — директор «Miner Tech».

В суд их дело еще не дошло. Никому даже не были объявлены официальные подозрения. 22 января арест с имущества «Стратум24» был снят. Директор «Miner Tech» Павел Л. рассказал МИПЛ, что ему удалось забрать у следователей его аппаратуру. Он также выразил собственную версию событий и объяснил, почему СБУ не дает ход этому делу.

На замену детской порнографии

Павел утверждает, что он никогда не передавал криптовалюта «Народной жене Донбасса». По его словам, информация о финансировании сепаратистов — это лишь повод, который использовала СБУ, чтобы провести обыск.

«Ясное дело, что никто никуда ничего не пересылал. Это такой повод, чтобы просто зайти, взять оборудование, компьютеры изъять, жесткие диски, поморочить голову и так далее «, — говорит владелец фирмы.

Директор «Miner Tech» также заявил, что ему предлагали решить вопрос с возвращением техники за взятку, однако он не уточнил, кто именно к нему обращался с таким предложением, и согласился он.

«Я же не какая-нибудь сверхчеловек, которому ничего не предлагали. Конечно, если все в мире происходит именно так, то и в нашем вопросе все происходило так. Ситуация у всех одинаковая «, — заявил Павел.

Он также уточнил, что действительно раньше сотрудничал с коллегами из фирмы «Стратум24». Однако их взаимодействие, по словам предпринимателя, заключалась не в пересказе криптовалюта сепаратистам, как утверждает следствие, а в обмене рекламой. Его компания размещала на своем сайте информацию об услугах «Стратум24», а этот онлайн-обменник в свою очередь рекламировал «Miner Tech».

Владелец «Стратум24» Игорь Н. в телефонном разговоре с МИПЛ отказался от комментариев.

СБУ также решила не объявлять позицию по этому делу. В ответе на информационный запрос МИПЛ они обосновали свой отказ от комментариев тем, что «сведения досудебного расследования разглашению не подлежат».

Представители криптовалютнои сообщества, которых опросил МИПЛ, считают, что спецслужба сфабриковано дело против днепровских Майнер и другие подобные производства, чтобы изъять технику, а потом требовать деньги за возврат.

Такого мнения, в частности, придерживается основатель первой в Украине криптовалютнои бирже «Kuna» Михаил Чобанян. Он был первым криптовалютником, к которому пришли с обыском в Украине. Это произошло еще 3 ноября 2015 года.

«СБУ применяет к Майнер статью» финансирование терроризма «, поскольку это единственная статья, которая у них есть. Нету других статей, по которым они могут, так сказать, ходить в гости. В полиции еще есть, а у СБУ нет. Они не могут открыть дело по другой статье, потому что это уже будет не их парафия «, — считает Чобанян.

Несколько иная версия у Артема Афяна — председателя адвокатского объединения «Юскутум», которое специализируется на защите «криптовалютникив». По его мнению, спецслужбы открывают против Майнер дела именно по «финансированию терроризма», чтобы лишить их общественной поддержки.

«В свое время следствие, когда изымало технику, зачастую рассказывал о борьбе с детской порнографией. Это было нужно, чтобы осуществить моральное давление на человека, лишить его возможности обращаться за поддержкой.

Потому что даже если все понимают, что якобы все это глупости, выступить на публичную поддержку человеку, у которого якобы нашли детскую порнографию гораздо сложнее. Сейчас детскую порнографию заменило финансирования терроризма «, — говорит Афян.

По его наблюдениям, основной массив уголовных дел, связанных с Майнинг, пришелся на период со второй половины 2017 года до первой 2018. К тому времени, когда курс биткоина находился на пике.

С тех пор криптовалюта значительно подешевела, и популярность Майнинг в Украине существенно снизилась. А вместе с ней уменьшилась и внимание к криптовалютного бизнеса со стороны спецслужб.

Читайте в следующих статьях о торговцев и фермеров, которых судят по статье 258-5

***

Расследование проведено в рамках проекта «Судебные процессы, связанные с вооруженным конфликтом в Украине: мониторинг, освещение, анализ», который реализуется медийной инициативе за права человека при поддержке Международного фонда «Возрождение»

 

Поделиться:

Заказать услугу

Центр информационных расследований УкрИнформХолдинг поможет вам в решении вопросов вашей безопасности и безопасности вашего имущества, поможет восстановить справедливость и защитить ваши интересы.

Заказать