* - поля обязательные для заполнения.

* - поля обязательные для заполнения.

+38 (098) 554-03-03
+38 (093) 554-03-03
Киев, ул. Вышгородская, 31

Откуда дровишки?

Откуда дровишки?
На катастрофическую ситуацию с незаконной вырубкой лесов власти пока реагируют прямолинейно и предсказуемо — меняют руководителей.

Между тем, пока воровство древесины остается делом сверхприбыльным и никто из серьезных фигурантов в тюрьму не садится, новые начальники сразу или постепенно окажутся включены в систему. Систему, которая кормит всех — жителей лесных регионов, лесников, переработчиков и экспортеров, полицию, прокуроров, сотрудников СБУ, местных депутатов, не слишком разборчивые европейские компании, покупающие краденый лес и изделия из него.

Британцы подсчитали, что в ЕС ввозится «серой» украинской древесины больше, чем из всех остальных стран мира вместе взятых. Это значит, что в сохранении и статус кво заинтересованы многие крупнейшие европейские компании, работающие с древесиной и изделиями из нее. При таком количестве заинтересованных лиц простая перетасовка чиновников ничего не дает. Новые люди быстро обживаются, находят свое место в системе, и она продолжает работать как часы. От 30 до 40% срубленных в Украине деревьев срублены, переработаны и проданы незаконно, без разрешений и уплаты налогов.

Из жизни короедов

Только в Волынской области в прошлом году была приостановлена незаконная работа 553 частных пилорам. За год каждая такая пилорама может переработать до 1000 кубометров леса. Соответственно, только закрытые пилорамы перерабатывали десятки, если не сотни тысяч кубов незаконно вырубленного леса. Практика работы правоохранителей свидетельствует, что даже при большой удаче за год они в состоянии выявить не более 10% нарушителей. Это значит, что только на Волыни продолжают работать тысячи пильщиков незаконно вырубленного леса. Во многих селах в лесных регионах пилорамы стоят чуть ли не на каждом подворье. Да и закрытые нелегальные производства, как правило, через месяц-другой возобновляют работу. При этом сотрудники лесхозов, которые обычно прекрасно знают, где перерабатывается украденный лес, не имеют права доступа на частные подворья, а подключение полиции – дело не всегда простое и быстрое, поскольку у полицейских масса других функций.

В Волынской, Житомирской, Ровенской областях уже не первый год продолжается настоящий экоцид. Хищническая вырубка леса необратимо меняет и состав почвы, и ландшафты, и общую экологическую ситуацию. Еще нынешние поколения увидят песчаные пустоши, а затем и пустыни в сердце Украины. Данный бизнес активно подпитывает неофициальный сектор экономики. Большинство в нем задействованных не оформлены как предприниматели и не платят налоги. Многие при этом получают пособия, субсидии и другие виды государственной помощи как малообеспеченные. Бюджет ежегодно недополучает миллиарды гривен. Нынешняя ситуация опасна не только для экологии и бюджета. Все еще помнят настоящие боестолкновения с полицией копателей янтаря — со стрельбой, ранеными, сожженными машинами. Бизнес на воровстве леса, хотя и менее маржинальный, чем янтарный, зато намного более масштабный и в нем задействованы сотни тысяч человек. Попытки решить проблему одними лишь полицейскими методами могут привести к всплескам регионального сепаратизма в лесных регионах, прямому неподчинению власти. И гасить эти всплески будет трудно: население имеет богатые партизанские традиции, а нелегальный бизнес очень тесно сросся с местной властью.

Как спасти лес

Тысячи владельцев пилорам, перерабатывающих краденый лес, делают пиломатериалы не для себя. И редко самостоятельно их реализуют в больших объемах — очень велик риск попасть в поле внимания правоохранителей. Тем более частные переработчики не могут экспортировать результаты своего труда.

Главный бенефициар их деятельности — многочисленные компании-производители изделий и полуфабрикатов из древесины, от картинных рам и мебели до европоддонов и древесного угля. Эти компании имеют налаженный и весьма значительный экспорт, хорошие связи с таможней и европейскими покупателями своей продукции, зарегистрированных посредников в Европе, на которых зачастую оседает прибыль от работы всей цепочки «черный лесоруб» — «серый переработчик» — «почти белый производитель» — «совсем белый европейский покупатель».

Именно компании-потребители переработанной серой древесины являются тем звеном цепочки, за которым можно и необходимо установить реальный контроль. Все просто -не будет серого спроса, не будет и серого предложения.

Вот простой пример. В той же Волынской области не первый год работает ООО «Верба-ВВ» , типичный представитель армии деревоперерабатывающих предприятий. Компания закупает древесину, в том числе, официально заготовленную, экспортирует пиломатериалы и деревянные поддоны. За прошлый год ООО «Верба-ВВ»официально закупило около 116 тыс. куб. м сырья., в том числе, около 109 тыс. куб. м хвойных лесоматериалов.

А теперь экспортная статистика предприятия. Оно экспортировало около 50 тыс. куб. м пилопродукции, на изготовление которой было использовано почти 100 тыс. куб. м сырья. Кроме того, компания вывезла почти 630 тыс. деревянных поддонов, на производство которых необходимо более 46 тыс. куб. м лесоматериалов. Итого, при закупленных 116 тыс. куб. м сырья только на экспорт ушла продукция, изготовление которой требовало не менее 146 тыс. кубометров. Возможно, были у предприятия и внутренние продажи. Статистика данного предприятия полностью укладывается в общеукраинскую, согласно которой контрафактный лес составляет 30-40% от легально переработанного. ООО «Верба-ВВ» вовсе не является уникальным злостным нарушителем закона, оно лишь работает как все остальные составляющие действующей в Украине системы обращения с лесом, общенародным достоянием. Точно такую же картину можно увидеть, проанализировав статистику подавляющего большинства переработчиков леса в Украине. По оценкам британской неправительственной организации Earthsight, в Украине расхождения между легально закупленными объемами древесины и экспортом изделий из нее в отдельных случаях доходят до 75%. Так что ООО «Верба-ВВ» на фоне остальных — почти образец законопослушания.

Не стоит спрашивать, почему те же налоговые органы до сих пор не произвели несколько простых арифметических действий и не задали производителям соответствующие вопросы. Возможно, фискалам неизвестны нормы выхода готовой продукции из сырья? Может, им в школе плохо давалась математика? Как бы то ни было, этот простой инструмент пресечения варварской вырубки украинских лесов до сих пор не задействован.

Есть и еще один инструмент, применение которого может существенно поправить ситуацию. Лесоматериалы, а также изделия из дерева из Украины вывозят не козьими тропами, а через таможню. Обязательное требование сертификатов происхождения древесины при экспорте всех товаров, произведенных из дерева, по оценкам экспертов, позволит немедленно снизить как минимум вдвое вывоз продукции, сделанной из неучтенного леса.

Как показывает практика, борьба с индивидуальными браконьерами и владельцами пилорам малоэффективна и чревата социальными взрывами. Да и ведется она не слишком активно — пресекается максимум 5-10% нарушений. Реальный эффект может дать только контроль предприятий-потребителей контрафактной продукции в сочетании с контролем происхождения древесины и реальных объемов экспорта на таможне. И чем быстрей центральная власть займется изменением условий регулирования этого бизнеса, тем больше украинских лесов удастся спасти от уничтожения. А бесконечная тасовка проворовавшихся или просто вышедших из доверия чиновников — лишь имитация борьбы за экологическое будущее Украины.

Глеб Иванов

Поделиться:

Заказать услугу

Центр информационных расследований УкрИнформХолдинг поможет вам в решении вопросов вашей безопасности и безопасности вашего имущества, поможет восстановить справедливость и защитить ваши интересы.

Заказать