* - поля обов'язкові для заповнення.

* - поля обов'язкові для заповнення.

+38 (098) 554-03-03
+38 (093) 554-03-03
Киев, ул. Вышгородская, 31

Со всех фронтов. Как с молчаливого согласия Зеленского убивают антикорупцию в Украине

Со всех фронтов. Как с молчаливого согласия Зеленского убивают антикорупцию в Украине
Антикоррупционные органы в Украине подвергались разнообразным атакам с самого начала своего существования. От медийных вбросов со стороны фигурантов коррупционных дел, вредительских законодательных инициатив, до охоты на тайных агентов Национального антикоррупционного бюро и затягивания с созданием Высшего антикоррупционного суда, в том числе со стороны президента Петра Порошенко.

Президент Владимир Зеленский, посещая Антикоррупционное бюро в начале своей каденции, сказал коллективам НАБУ и САП: “Мы на вас влиять не будем и не хотим … Я хочу, чтобы вы знали, что руки у вас не связаны”.

Прошло чуть больше года после этих слов президента, и сегодня можно с уверенностью констатировать, что атаки, наоборот, превратились в войну самых разнообразных групп влияния с антикоррупционными органами. И идет она, как и любая война, на многих фронтах.

Олигархические и политические группы влияния ради спасения от антикоррупционных органов зашли очень далеко. Они не пытаются защититься законными методами, а прибегают к грязным и незаконным приемам.

В этом материале мы покажем, каким образом систему, которая создавалась в течение шести лет и наконец может давать реальные результаты, уничтожают. Через какие “институты” это делают и кто за этим стоит.


ФОТО: PC.KI.COURT.GOV.UA

Печерский райсуд Киева

Начнем с абсолютно незаконного ноу-хау, которое переросло в действенную практику.

Одним из способов избавиться от НАБУ и САП является передача дела в другой орган следствия. Это может свидетельствовать, что фигуранты дел легко могут «закрыть» все проблемные вопросы с полицией, или, например, СБУ. Чего не скажешь о НАБУ: практика показывает, что фигуранты дел готовы отдавать сотни тысяч долларов только за то, чтобы дело передали в другой орган.

Но вот проблема – Уголовный процессуальный кодекс прямо запрещает передавать дела НАБУ другим органам расследования. В части 5 статьи 36 указано: “Запрещается поручать осуществление досудебного расследования уголовного преступления, отнесенного к подследственности Национального антикоррупционного бюро Украины, другому органу досудебного расследования”.

Несмотря на запрет, в последнее время такая практика процветает благодаря безотказности Печерского районного суда. Местные судьи обязывают передавать дела НАБУ в другие органы, поставив эту деятельность на конвейер. Таким образом минимум три громких дела уже забрали у НАБУ.

Так, Печерский суд обязал генпрокурорку забрать у Антикоррупционного бюро дело заместителя руководителя Офиса президента Олега Татарова, которого подозревают во взяточничестве.

Такое же решение Печерский райсуд принял по делу о крупнейшей в истории взятке от экс-министра Януковича Николая Злочевского.

Более того, кроме прямого запрета передавать дела НАБУ, закон также предусматривает, что рассмотрение заявлений, жалоб и ходатайств в таких производствах осуществляется в Высшем антикоррупционном суде. Именно поэтому незаконные решения Печерского суда прокуроры САП оспаривают в апелляции ВАКС.

Но сам Печерский суд, не объясняя причин, не передает в ВАКС материалы дел. Там просто заявляют, что это невозможно.

Такая ситуация сейчас сложилась с делами “пленок Вовка” и “деломТатарова”, которые незаконно обязали забрать у НАБУ. Обжаловать эти решения в законном порядке невозможно, потому что материалы “в заложниках” у Печерского суда.


ФОТО: ТАК НАЗЫВАЕМЫЙ “ВЫСШИЙ СОВЕТ ПРАВОСУДИЯ”

Высший совет правосудия

Фигуранты коррупционных топ-дел также давят на судей новосозданного антикоррупционного суда через Высший совет правосудия. По закону, именно он призван защищать независимых судей и привлекать к ответственности недостойных.

На деле же ВСП систематически преследует судей, которые разоблачают коррупцию, и предоставляет разрешения на обыски у фигурантов дел НАБУ. Уже есть первые случаи неправомерного влияния и давления ВСП на судей ВАКС.

Осенью 2020 года Третья Дисциплинарная палата ВСП привлекла к ответственности следственную судью ВАКС Веру Михайленко, назначив ей предупреждение. Фактически судью наказали только за то, что она позволила проводить заочное расследование деятельности скандально известного экс-министра времен Януковича-Азарова Николая Злочевского, который бежал из Украины в 2014 году.

О системном незаконном влиянии ВСП на досудебное расследование по делам Злочевского также сообщало НАБУ.

В начале 2021 года предупреждение объявили еще одному следственному судье ВАКС – Тимуру Хамзину за то, что он дал разрешение на обыск жилья судьи ОАСК Владимира Келеберды.

На очереди в ВСП рассмотрение еще одного дисциплинарного производства в отношении судьи ВАКС Андрея Бицюка, который принимал решение по делу “пленок ОАСК”, в частности выдавал разрешения на обыски у подозреваемых.

Очень вероятно, что открытие дисциплинарных производств в отношении судей Бицюка и Хамзина произошло не просто так, ведь между руководством ОАСК и отдельными членами ВСП давно существуют систематические внеслужебные отношения, что зафиксировано детективами.

Еще одним примером вмешательства в работу судей ВАКС со стороны ВСП являются действия ее члена Алексея Маловацкого, избранного съездом адвокатов. Он требует от судей предоставить ему материалы судебного дела, рассмотрение которого еще не закончено, что прямо запрещено законом. Судьи ВАКС вынуждены были обратиться к ВСП и к генпрокурору с сообщением о вмешательстве в их деятельность и заявили отвод указанному члену ВСП.

Однако Первая Дисциплинарная палата ВСП отказала судьям в удовлетворении заявления об отводе, в очередной раз продемонстрировав наличие круговой поруки и актуализировав необходимость очистки этого органа.

Тот же ВСП отказался отстранить подозреваемых в захвате власти судей ОАСК и его председателя Павла Вовка.

ФОТО: GP.GOV.UA

Офис генерального прокурора

Еще одним важным “помощником” для подозреваемых по делам топкорупции является Офис генерального прокурора во главе с Ириной Венедиктовой.

Только в 2020 году Офис генпрокурора саботировал уголовные производства в отношении народных депутатов от “Слуги народа” Павла Халимона и Александра Юрченко, игнорировал просьбы детективов инициировать задержание и арест председателя ОАСК Павла Вовка.

Кроме того, там отказываются менять прокурора САП, который противоправно закрыл дело по формуле “Роттердам +”, и незаконным образом пытаются защитить экс-министра Злочевского.

Особое внимание следует обратить на вмешательство в дело заместителя руководителя Офиса президента Олега Татарова. В своем официальном заявлении НАБУ указало, что Офис генпрокурора осуществляет беспрецедентное в истории Украины вмешательство в расследование.

Сначала Ирина Венедиктова спасала Татарова от подозрения, незаконно заменив группу прокуроров, а позже ее заместитель Алексей Симоненко вообще противоправно передал дело из НАБУ в СБУ, что в дальнейшем позволило Татарову избежать ареста.


ФОТО: CCU.GOV.UA

Конституционный Суд

Едва ли не самым главным инструментом в руках фигурантов антикоррупционных дел, которые тесно сплетены с государством-агрессором Россией, остается Конституционный Суд.

Одно его решение может отменить или заблокировать любые антикоррупционные реформы. И за последние годы Конституционный суд уже неоднократно принимал сомнительные или немотивированные решения, которые вставляли “палки в колеса” антикоррупционных органов.

КСУ забрал у НАБУ право через суд отменять незаконные сделки. Он также освободил чиновников от ответственности за незаконное обогащение, в результате чего пришлось закрыть 65 уголовных производств на общую сумму более 500 млн грн. В этот же список следует внести принятое в рекордно короткий срок решение о неконституционности назначения Артема Сытника директором НАБУ.

Однако наиболее показательным примером является последнее решение КСУ по электронному декларированию и отмене ответственности за ложь в декларациях, которое поставило под сомнение международные обязательства Украины.

Ряд общественных организаций заявили, что решение является несправедливым, необоснованным и принятым в условиях конфликта интересов судей, а Венецианская комиссия не только с этим согласилась, но и фактически обвинила КСУ в узурпации полномочий парламента. Вследствие решения было закрыто более сотни антикоррупционных дел, а страна до сих пор находится в затяжном конституционном кризисе.

Кроме этого, на рассмотрении КСУ все еще находятся представления о неконституционности создания Антикорсуда, новой редакции статьи УК о незаконном обогащении и гражданской конфискации необоснованных активов должностных лиц, специальной конфискации в уголовном производстве и тому подобное.

Целью всех этих представлений и решений является системное желание уничтожить антикоррупционные институты и сделать все, чтобы лица, причастные к коррупции, смогли избежать ответственности.

Авторами представлений в КСУ преимущественно являются депутаты пророссийской фракции “Оппозиционная платформа – За жизнь”, которым помогают представители группы “За будущее” вроде Антона Полякова и Анны Скороход.


ФОТО: FB-СТРАНИЦА ОАСК

Окружной административный суд Киева

Это еще один печально известный украинский суд, который часто выполняет функцию вспомогательного инструмента для фигурантов коррупционных топ-дел или для олигархически-клановых групп.

Согласно законодательству, он уполномочен решать вопросы, связанные с решениями государственных органов.

Председатель этого суда Павел Вовк с сообщниками подозреваются в создании преступной организации и захвате власти, что зафиксировано на пленках детективов. Именно Вовку принадлежит одно из известных высказываний: “Саша, да, а что ты это, ты сомневался в нашей политической проституции?”

Местные судьи часто выходят за пределы своей юрисдикции и закона вообще. Это касается и антикоррупционных органов.

К примеру, Окружной админсуд вмешивался в дело “рюкзаков Авакова”, не увидев нарушения в торгах, по которым закупались рюкзаки.

Судьи признавали противоправными оперативно-розыскные мероприятия по экс-депутату Бориславу Розенблатту. Они также запрещали должностным лицам Офиса генпрокурора согласовывать запрос от НАБУ и САП в Интерпол по розыску и экстрадиции фигурантки одного из дел, что вообще абсурдно, ведь это вообще не юрисдикция административного суда.

ОАСК вышел за пределы юрисдикции, признав незаконным установление ущерба по делу “Роттердам +”. Это решение было отменено в апелляции.

Присоединились судьи ОАСК и к разрушению антикоррупционной политики и соответствующих органов.

Например, судьи признали, что директор НАБУ Артем Сытник якобы вмешивался в выборы в США. Позже это решение было отменено апелляционным судом, а окончательную точку в этом деле недавно поставил Верховный суд.

Также в ОАСК отменили решение Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции о привлечении депутатов к ответственности за ложь в декларациях.

Бенефис Окружного админсуда произошел, когда там дали месяц Сытнику на то, чтобы тот ушел с должности, и обязали органы следствия возбудить уголовное дело в отношении главы Нацбюро. А Минюст по этому решению должен удалить все упоминания о Сытнике как директоре НАБУ.

Опять же видим выход за пределы полномочий и принятия решений, которые вообще не предусмотрены ни одним законом. Именно НАБУ заявил, что решение ОАСК имеет целью “заблокировать работу учреждения, которое разоблачило судей ОАСК на масштабных злоупотреблениях и попытке захвата власти”. Это решение не выполнил ни один из органов.


ФОТО: Пресс-служба ВРУ

Президент Зеленский

Очевидно, что большинство из вышеперечисленного могло не произойти, если бы не бездействие и даже молчаливое согласие президента Украины Владимира Зеленского.

Например, для того, чтобы решить проблему с ОАСК, президенту достаточно было внести в Раду законопроект о его ликвидации. Тем более, что главным инициатором этого вопроса выступили обычные граждане, а первый этап процесса ликвидации суда, а именно консультации с ВСП, уже завершен.

В полномочиях президента находится также решение проблемы Ирины Венедиктовой и Офиса генпрокурора. Начать можно с того, чтобы получить согласие Верховной Рады на ее увольнение и наконец назначить на эту должность лицо, которое не будет “на100% человеком президента” и не будет считать, что Офис генпрокурора – это “око государево”.

Что до Высшего совета правосудия, то достаточно лишь вспомнить, что именно Владимир Зеленский назначил туда Оксану Блаживскую, к добродетели которой были вопросы у ведущих общественных организаций.

Президент также назначил в ВСП Татьяну Розваляеву, которая подтверждала законность “Харьковских соглашений” Януковича о продлении срока пребывания Черноморского флота РФ в Крыму.

При этом решение проблемы ВСП лежит на поверхности. Меморандум Украины с МВФ предусматривает изменение процесса отбора членов ВСП через привлечение международных экспертов. Однако законопроект об обновлении ВСП до сих пор даже не зарегистрирован в парламенте, хотя Украина обязалась принять эти изменения еще до конца октября 2020 года.

О содействии Олегу Татарову со стороны Офиса президента указывает то, что его собрались “спасать” от НАБУ и Антикорсуда законопроектом, который уже официально разрешает генпрокурору забирать дела у Бюро. Более того, он предусматривает, что в Антикоррупционном суде не смогут рассматривать коррупционные дела, которые расследует не НАБУ, то есть и дело Татарова.

К тому же Татаров до сих пор официально не отстранен и не уволен, хотя Зеленский единственный, кто может это сделать.

***

Эта война кланов против украинского антикоррупции подогревается и в публичной плоскости. Едва ли не каждый день подконтрольные пророссийскому депутату, куму Путина Виктору Медведчуку каналы дискредитируют как деятельность НАБУ, так и лично его директора Артема Сытника, применяя манипуляции и ложь.

Эти же приемы применяются к антикоррупционным активистам: тамошние ведущие и “гости” констатируют якобы хищения денег и выполнения задач западных спецслужб, не имея никаких на это доказательств.

В прошлом году Зеленский рассказывал, что знает, за деньги какой страны финансируются каналы Медведчука и его партия. Он обещал “громкую историю, которая плохо закончится” по этому поводу, которой так и не произошло.

Публично нарративы против антикоррупционных органов и активистов подогревают представители партии Зеленского Александр Дубинский, в отношении которого США ввело санкции за связи с российской сетью влияния, и Максим Бужанский, который периодически ностальгирует по Советскому Союзу и очень увлекается действующей генпрокуроркой.

Конечно, война ведется на самых разнообразных фронтах. Но как ни крути, все нити ведут в Офис президента: к обещаниям Зеленского, в его бездействию или молчаливому согласию, к его “санкционированию” тех или иных действий.

Ведь президент может сказать, насколько он недоволен дальнобойщиками, может раздавать распоряжения, не предусмотренные Конституцией; открывать новопостроенные мосты. В то же время он не применяет свои реальные полномочия для защиты антикоррупционной реформы и восстановления справедливости.

Вадим Валько, Богдан Миколайчук; Центр противодействия коррупции;

Поділитися:

Замовити послугу

Центр інформаційних розслідувань УкрІнформХолдинг доможе вам у вирішенні питань вашої безпеки та безпеки вашого майна, допоможе відновити справедливість та захистити ваші интереси..

Замовити